Завтра начнется война? Мадуро приготовился к атаке на американского сателлита

Россия

Продолжает развиваться ситуация вокруг конфликта между Венесуэлой и Гайаной за территорию Гайана-Эссекибо. Мадуро настроен более чем решительно и открыто заявляет о серьезности своих намерений. Сегодня Каракас проводит общенациональный референдум о возвращении исторически принадлежащей им земли. Сомнений в его результатах почти нет. Самый главный вопрос состоит в том, что будет дальше.

Однако судя по формулировкам вынесенных на голосование положений, Венесуэла стремится раз и навсегда распутать клубок правовой неразберихи, которым опутан регион Гайаны-Эссекибо.

Итак, первый и третий вопросы референдума касаются согласия с исторической позицией Венесуэлы, не признающей юрисдикцию т.н. «Парижского арбитражного решения 1899 года». Напомню, что спор между двумя странами насчитывает почти два столетия и является плодом колониальной политики англосаксов в регионе.

Если кратко, то Каракас никогда не признавал вышеупомянутое постановление, которое определило землю к западу от реки Эссекибо в пользу Британии, чьей колонией на тот момент была Гайана. Однако на конец XIX века Венесуэла не обладала достаточными силами пойти на обострение конфликта и выразила лишь дипломатический протест.

Второй вопрос касается актуализации Женевского соглашения 1968 года. Так, после распада Британской колониальной империи получила независимость и Гайана. Тогда Каракас вновь поднял вопрос о территории Гайаны-Эссекибо. Стороны подписали трехстороннее соглашение о готовности разрешить конфликт путем совместного проведения границы. Однако т.к. англосаксам конфликты выгодно лишь создавать, а не заниматься их распутыванием, то вопрос был отложен в долгий ящик.

Тем не менее, спустя 20 лет Каракас и Джорджтаун подписали уже двустороннюю конвенцию о мирном рассмотрении спора. Но на этот раз в процесс влезли США и настояли на рассмотрения дела в Генеральной Ассамблее ООН. Сначала тянули бюрократически. Ну а затем в Гайане-Эссекибо была найдена нефть, и стало понятно, что никто Венесуэле от полностью подконтрольной Вашингтону Гайаны территорию не отдаст.

Но вернемся к вопросам. Итак, четвертый вопрос в текущем противостоянии — ключевой. Полная формулировка звучит так: «Согласны ли вы всеми законными средствами противостоять требованию Гайаны об одностороннем распоряжении морем до делимитации, незаконно и в нарушение международного права?» Речь идёт о том, что некоторое время назад власти Гайаны, несмотря на протест Каракаса, предоставили американской компании Exxon Mobile концессию на добычу нефти на морском шельфе.

Собственно, острейшая конфликтность региона как раз и определяется внушительными запасами «черного золота». Так, крошечная Гайана может похвастаться запасами нефти по меньшей мере в 11 млрд баррелей, что на душу населения больше, чем в Брунее, Кувейте или Объединенных Арабских Эмиратах. Там уже обнаружено 46 нефтяных месторождений. И разведка ещё не окончена. К примеру, последнее открытие было сделано всего два месяца назад, к октябре 2023 года.

Кроме того, в данной ситуации важен не только сам факт наличия нефти, сколько её характеристика. Так, напомню, что Венесуэла вообще-то и сама является страной с самыми большими нефтяными запасами. Однако, как говорится, есть нюанс. Дело в том, что венесуэльские месторождения преимущественно относятся к ТРИЗ, т.е. трудноизвлекаемым. Это тяжелая нефть. Поэтому им так непросто «по мановению палочки» нарастить просевшую после американских санкций добычу.

А вот на спорном шельфе Гайаны нефть легкая. На мировых рынках она и ценится больше, и стоит дороже, т.к. НПЗ проще и дешевле её перерабатывать. Другой вопрос в том, что для получения полной корзины нефтепродуктов нужны разные сорта. И у тех же США, к примеру, дефицит именно тяжелой нефти. Однако в американском контексте сейчас острее стоит вопрос прохудившегося в два раза нефтяного резерва, который Байдену нужно если не восполнить, то хотя бы обеспечить контрактами.

Ну и, наконец, пятый вопрос заключается в согласии с созданием нового штата «Гайана-Эссекибо» и разработке его включения в территорию Венесуэлы. Таким образом, Мадуро настроен вполне решительно. По разным сообщениям войска Венесуэлы уже приводятся в боевую готовность. Разумеется, без постороннего вмешательства у Гайаны не было бы никаких шансов (соотношение ВС 1:35, т.е. 3,5 тыс. против 123 тыс).

Но, конечно, Exxon Mobile просто так не бросят. В защиту Гайаны выступили Бразилия, Британия и США. Последние и вовсе намереваются поставить там свою военную базу. Однако отделаться блицкригом Штатам вряд ли не удастся. Если уж военное обострение и начнется, то Мадуро скорее всего выберет тактику максимального затягивания конфликта с целью дальнейшего растаскивания сил «гегемона».

Кстати, довольно показательно, что референдум в Венесуэле был назначен на 3 декабря, т.е. почти одновременно с 200-летним юбилеем т.н. «Доктрины Монро», которая оформила претензии Вашингтона на контроль над Латинской Америкой. Вот и посмотрим, работает она или нет.



Последние статьи