Вашингтон решил играть до конца

В мире

Результатом поездки Зеленского к Байдену стала отправка на Украину американской военной миссии. Штаб во главе с генерал-лейтенантом Антонио Агуто якобы займётся планированием боевых операций украинской армии вместо Залужного.

Очень сомневаюсь в истинности данной версии. Более достоверной мне представляется версия The New York Times, которая сообщила, что задачей генерала Агуто будет разработка новой стратегии. Но и тут надо сделать оговорку: разрабатывать генерал будет не новую украинскую стратегию, а новую американскую.

Не надо быть военным, чтобы понять, что у Украины имеется только один вариант стратегии — упорная оборона в духе вермахта второй половины 1944 — первой половины 1945 года. Стратегия эта не может быть ориентирована на победу или хотя бы на ничью в войне. Как показал опыт гитлеровской Германии, таким образом можно только затянуть агонию, причём ценой огромных жертв среди военнослужащих и серьёзных лишений мирного населения. Украинцы будут ещё несколько месяцев массово умирать, для того чтобы генерал Агуто смог разработать новую стратегию борьбы США с Россией.

Собственно, об Украине на этом всё. Она как рыба на крючке: ещё бьётся изо всех сил, но судьба рыбы быть зажаренной и её ничто не может изменить. Судьбу Украины тоже ничто не может изменить, поскольку США приняли решение не пытаться заключить компромиссный мир до президентских выборов, а поднять ставки и сделать из поражения на поле боя «победу» в собственных СМИ.

Если бы команда Байдена сделала выбор в пользу мира, у Украины был бы шанс и у пары-тройки тысяч будущих украинских трупов тоже шанс был бы. Мир был бы нужен Вашингтону быстро, чтобы успеть продать его избирателям как великое достижение. Так что с высокой долей вероятности к весне пушки уже замолчали бы. Теперь они могут замолчать так быстро, только если украинская армия откажется воевать дальше и начнёт сдачу в плен уже не десятками, даже не сотнями, а тысячами — целыми соединениями. Может, такое и произойдёт, но пока такого желания у ВСУ не заметно.
Сделав выбор в пользу продолжения войны и в очередной раз подняв ставки, США нуждаются в том, чтобы ВСУ смогли продержаться хотя бы до конца лета. Об этом свидетельствуют стоящие перед генерал-лейтенантом Антонио Агуто задачи.

Иностранный штаб не способен ни командовать чужой армией, ни вырабатывать её стратегию. Все армии внешне похожи друг на друга, но весьма серьёзно различаются по своей структуре, традициям и массе других особенностей, которые обязан учитывать штаб при планировании операций. Иностранный штаб, не имеющий опыта работы с конкретной армией, просто не в состоянии учесть все эти особенности: он с ними не знаком.

Планируется же не операция некоей идеальной абстрактной армии, а конкретных ВСУ. Здесь американцы могут оказать помощь разведывательными данными, поделиться опытом использования конкретных видов переданных вооружений в конкретной обстановке, рассказать об особенностях налаживания логистики в натовских армиях. Но успешно командовать ВСУ и планировать их операции американские штабы не могут.

Соответственно, генерал-лейтенант Антонио Агуто со своим штабом отправился на Украину для сбора информации и выработки рекомендаций по передовому развёртыванию на театре военных действий вооружённых сил НАТО, включая американские дивизии. Для успешного выполнения этой миссии у него есть опыт трёх войн (в Персидском заливе, Афганистане и Ираке), командования на уровне армейского объединения (Первая армия США), штабной работы (заместитель начальника штаба по операциям, планам и подготовке командования сухопутных войск США).

В общем, заслуженный боевой генерал с большим опытом командной и штабной работы. Посылать такого для пересборки украинской армии имело бы смысл, если бы США были способны эту армию вооружить, а Зеленский смог бы обеспечить её постоянным притоком обученных пополнений в достаточном количестве. Но всего этого нет, а с оставшимся деморализованным отребьем, готовящимся начать разбегаться в разные стороны, никакой генеральский опыт, никакие таланты не помогут.

Итак, команда Байдена смирилась с тем, что не сможет предотвратить разгром Украины, но не желает смириться с собственным поражением. Значит, актуальной для США является стратегия превращения военного поражения в информационную победу (хотя бы для собственных избирателей, но также и для всего Запада). В первую очередь США, но и правящие демократы тоже должны предстать перед западным сообществом мужественными и решительными политиками, остановившими Россию на пороге Европы.

Для этого им надо произвести военное развёртывание, достаточно мощное, чтобы произвести впечатление на своих союзников, которые должны поверить в то, что разгромившая Украину Россия собиралась вторгнуться в Европу и только американские дивизии на польской границе заставили Москву убояться и передумать. В то же время это развёртывание не должно слишком сильно угрожать России, чтобы не спровоцировать превентивный удар по создающейся группировке.

Поэтому американцы не хотят спасать Украину, вводя на её территорию «миротворческий контингент», за спину которого могла бы отступить разгромленная украинская армия. Но есть польская проблема. Поляки не хотят смириться с перспективой пролететь мимо возможности приобрести Западную Украину, хотя бы Галицию с «польским городом Львовом».

Как я уже писал, договориться с Россией о разделе и упразднении Украины Польша не захотела. Варшава мечтает и удовольствие получить, и невинность сохранить: территории получить, но выступить не ликвидатором, а «спасителем» Украины. Такой подход исключает договорённость с Кремлём.

Заходить на Западную Украину только своими силами (по американской терминологии «как Польша, а не как НАТО) поляки боятся, так как если ВС РФ не остановятся перед польскими аванпостами сами, то Войску польскому придётся отступать до Варшавы и за Варшаву. А иди знай, как поступит Россия. Поддерживать Польшу своими войсками или хотя бы заявлением, что она действует от имени НАТО, США отказывались.

Однако в связи с планирующимся американским развёртыванием перед поляками замаячила возможность реализации своих территориальных планов. Как только американские дивизии прибудут на польскую границу, Варшава может «получить» от Зеленского просьбу о помощи и взятии под контроль Западной Украины. Польские войска зайдут туда самостоятельно («как Польша, а не как НАТО»), но в случае столкновения с российской армией быстро убегут на свою территорию — за спину американцам.

Поскольку американское развёртывание планируется как демонстрация сдерживания России, США не могут развернуться и уйти. В принципе ВС РФ украинскую границу переходить не планируют, но в Вашингтоне в этом не могут быть полностью уверены. Да и мало ли что может случиться, когда две военные машины ядерных сверхдержав будут развёрнуты в боевые порядки друг против друга в непосредственной близости друг от друга.

Поэтому как политическое, так и чисто военное решение о передовом развёртывании против России является крайне сложным и опасным. Грань войны может оказаться перейдённой совершенно незаметно. Так что перед генерал-лейтенантом Антонио Агуто стоит очень непростая задача. Находясь в цейтноте, в абсолютно проигрышной позиции, он должен добиться ничьей (хотя бы убежав в пат), избежав при этом цугцванга.

Чтобы американцы успели спланировать и произвести развёртывание, Украина должна продержаться хотя бы до конца лета. Пришедшие на польскую границу дивизии должны выглядеть достаточно грозно, чтобы впечатлить «защищаемых» европейцев, но при этом не слишком угрожающе, чтобы не вызвать превентивных российских мер. Бьющих копытом поляков (Туску очень бы не помешал громкий внешнеполитический успех, который может обеспечить бескровное присоединение Галиции без единой уступки России) необходимо держать в узде, чтобы они не отправили США на ненужную Вашингтону войну с Россией.

Все эти вещи штаб генерала Агуто должен учесть при планировании «новой американской стратегии» сдерживания России после разгрома Украины. Такая задача по силам далеко не каждому (даже неординарному) военачальнику. Не уверен, что генерал справится.

Нам же надо иметь в виду, что Вашингтон даже в совершенно критической ситуации не желает и не будет отступать от традиционного для себя метода поднятия ставок. Следовательно, риск прямой военной конфронтации с Америкой будет нарастать по мере приближения нашей победы (не на Украине, а глобальной). Фатальной неизбежности войны нет, но никогда за последние семьдесят лет мир не был так близок к катастрофе, даже во время Карибского кризиса. И это ещё не конец — только начало.

Ростислав Ищенко
https://alternatio.org



Последние статьи