Сможет ли Макрон подавить мятеж в Нигере?

Россия

Ситуация в Нигере стала настоящим вызовом для Франции, которая критически зависит от поставок оттуда урана. Соединенные Штаты умыли руки и решили не вмешиваться, о чём я более подробно рассказывал в предыдущей статье. А это значит, что Макрону придется решать свои проблемы самостоятельно. В этой статье я хочу оценить шансы Франции на подавление мятежа в своей взбунтовашейся колонии.

Для начала немного о масштабах проблемы. После подрыва северных потоков и резкого сокращения экспорта газа из России, в Европе начала ощущаться нехватка энергии. Ряд европейских предприятий прекратили свою работу, а еще часть переехали в США. Но всё могло быть и хуже. Однако Франция, чья энергетика гораздо меньше зависит от газа, пришла на помощь остальному ЕС и начала экспортировать излишки электроэнергии, которую вырабатывали многочисленные французские АЭС. Поставки осуществлялись в Германию, Италию и Британию — то есть в страны, которые сильно зависели от поставок российского газа. Поставки из Франции плюс строгая экономия и поиск альтернативных поставщиков помогли ЕС несколько сгладить последствия кризиса. Теперь же и у Франции появились проблемы. А это значит, что ситуация в Нигере ставит под угрозу не только французскую, но и в целом экономику ЕС, и особенно страны, куда Франция поставляла энергию.

Кроме мятежа в Нигере у французов появилась и другая проблема — аномальная жара, прогревшая до недопустимой температуры реки, откуда французские АЭС берут воду для охлаждения реакторов. Это вынудило французов остановить часть реакторов. Такое случается не впервые, и подобные отключения из-за жары случались и в предыдущие годы. Раньше в таких случаях наоборот Германия выручала Францию поставками электроэнергии, поскольку имела бесперебойный источник газа из России. Но теперь никто никого выручить не может. Впрочем жара не продлится вечно, и с приходом осени температура в реках Франции придет в норму. А вот ситуация в Нигере останется, если Макрон ничего не предпримет. Пока у него есть некоторый запас времени, потому что французские предприятия имеют запасы урана, но рано или поздно придется что-то делать, и по подсчетам экспертов у французского президента не более 12 месяцев на раздумья. Давайте подумаем вместе с Макроном, что же он может сделать.

Французских военных в Нигере немного — 1500 человек, и этого явно недостаточно, чтобы решить возникшую проблему. Однако интересы Франции в Африке представляют также страны ЭКОВАС, которые грозятся Нигеру военным вторжением. По-настоящему многочисленной и боеспособной среди этих стран считается армия Нигерии, на неё приходится более половины всех вооруженных сил стран ЭКОВАС. Если Нигерия не примет участия во вторжении, ЭКОВАС не будет представлять серьёзной угрозы для Нигера. Недавно туда летала Виктория Нуланд и после её визита США объявили, что готовы к дипломатическому урегулированию вопроса. Причина заключается в том, что власти США опасаются дальнейшего роста цен на нефть, если конфликт затронет Нигерию, которая является одним из крупных поставщиков нефти на мировые рынки, и в частности на рынок США. После того как ОПЕК уже несколько раз снижал добычу нефти, а Байден утратил рычаги давления на арабов, американцы стали считать каждый баррель на рынке и бесперебойные поставки нефти из Нигерии имеют для них значение. Поэтому Штаты постараются и сами не втягиваться в этот конфликт и не втягивать в него Нигерию, чья добыча может пострадать в случае войны.

Выходит, что для подавления мятежа в Нигере Макрону придется задействовать собственные вооруженные силы, поскольку сил ЭКОВАС без Нигерии будет недостаточно, да и на стороне Нигера в противовес ЭКОВАС могут выступить Мали и Буркина-Фасо. Теперь давайте посмотрим, а сможет ли Макрон осуществить военную операцию в Нигере. Тем более что и по заявлению Абдурахмана Тчиани, главы Нацсовета Нигера, он также больше опасается вторжения Франции, нежели ЭКОВАС. Франция действительно ранее уже проводила военные операции, и примером может служить операция «Бархан», которую французы начали проводить в Африке несколько лет назад. Тогда для перемещения туда военной техники французы обращались за помощью к России, поскольку Россия владеет крупнейшим парком больших транспортных самолетов Ан-124, предназначенных для переброски большого количества техники и личного состава в сжатые сроки.

Масштабы зависимости показывает, например, военная операция в Мали в 2013 году. Тогда Франция всего за два месяца зафрахтовала 115 рейсов Ан-124, 47 — Ил-76.
К слову Россия тогда еще дружила с Западом и входила в «Большую восьмёрку», мы пытались изо всех сил быть полезными, в том числе предоставляя в аренду наши транспортные самолёты, но затем в отношениях с Западом всё поменялось на 180 градусов. В одном из отчетов европейского оборонного агентства кстати заранее указывалась проблема высокой зависимости внешних операций Франции от услуг по аренде российских транспортных самолётов и несмотря на разрыв отношений, в плане таких самолётов у Запада мало что изменилось, там по-прежнему не обладают достойной заменой нашим транспортникам, а те, что у них есть, значительно уступают в грузоподъёмности.

С чем связана такая зависимость, если у Франции теперь есть 11 самолетов А400М? Чтобы разобраться с этим, достаточно сделать сравнение. Полезная нагрузка в 100-120 тонн Ан-124 намного превосходит 25-30 тонн европейского. Кроме того, в Ан-124 помещается 11 стандартных морских контейнеров, тогда как в А400М только два. «Чтобы заменить один час полета Ан-124, понадобится пять часов полета А400М», — полагает Франсуа Корню-Жантий.
Эту проблему также высветил Афганистан, где не только американцы, но и французы бросили дорогостоящую технику, потому что её просто нечем было оттуда забрать в столь сжатые сроки. Поэтому первая проблема Макрона — это с помощью чего перебросить в Африку технику и личный состав. Вторая проблема — через воздушное пространство каких стран это можно сделать и как использовать авиацию для проведения военной операции. Недавно прошли слухи, что Алжир запретил Франции использовать своё воздушное пространство. Также французы были вынуждены вывести войска из Мали и Буркина-Фасо, а это страны-соседи Нигера. Участия еще одной соседней страны Нигерии не хотят американцы, и у Макрона немного вариантов, как подобраться к Нигеру французкими войсками.

Наконец, третья проблема — это, что перебрасывать в Нигер. Франция, как и ряд других европейских стран, отдали большую часть своих вооружений нашим соседям, где эта техника уже успела сгореть и подорваться на минах. Тут я бы хотел для убедительности дать слово начальнику главного штаба ВС Франции Тьерри Буркхарду, он в интервью газете Le Journal du dimanche заявил, что «армии западных стран должны пересмотреть политику в отношении запасов боеприпасов, недостаточные запасы больше не допустимы». То есть он прямо говорит о том, что европейцы слишком увлеклись помощью нашему соседу, и тем самым опустошили свои запасы до критического для обороноспособности уровня. Поэтому непонятно, что Макрон может отправить в Нигер подавлять мятеж, если у него мало что осталось.

Произвести новое оружие тоже проблема, потому что французские АЭС отказываются работать из-за жары, а скоро столкнутся и с дефицитом урана. К тому же цикл производства например гаубицы «Цезарь» занимает 18 месяцев, и даже если бы с энергией было всё неплохо, производство вооружений — длительный процесс. Поэтому я думаю, что новое руководство Нигера весьма обдуманно подошло к своим действиям. Нигерийцы вряд ли бы стали устраивать мятеж, если бы понимали, что его могут подавить. Весьма вероятно, что они выжидали подходящий момент, когда французы будут ослаблены и не смогут восстановить свои порядки. И этот момент настал. Вряд ли Макрон что-то сможет изменить, столкнувшись с вышеобозначенными трудностями.



Последние статьи