Почему Франция боится «зерновой победы» России

Политика

Глава МИД Франции пугает весь мир: с его слов, в случае победы на Украине Россия будет контролировать «30% мирового экспорта зерна». С точки зрения Парижа, это влечет за собой серию проблем. О каких проблемах идет речь и почему на самом деле сама Франция виновата в ее текущих сложностях с экспортом зерновых?

Едва вступив в должность, министр иностранных дел Франции Стефан Сежурне отправился на Украину, после чего дал первое интервью газете Le Parisien. Главный тезис выступления был вполне ожидаемым: Украина может рассчитывать на поддержку Франции в борьбе с Россией. На пресс-конференции в Киеве Сежурне был еще более красноречив: «Именно на Украине защищаются сейчас фундаментальные принципы международного права, европейские ценности, а также интересы безопасности французов».

В интервью в качестве главного довода для необходимости помощи Украине приводится следующее умозаключение: в случае победы России на Украине первая будет контролировать «30% мирового экспорта зерна», что «станет угрозой для французского зерна на мировых рынках», а в самой Франции приведет к финансовому кризису и резкому скачку инфляции.

Одновременно Сежурне заверил граждан, что договор о гарантиях безопасности Украины, который собираются заключить в феврале, не приведет к тому, что Франции придется воевать. Также он объявил, что его собственный возраст не представляет проблемы в плане работы (Сежурне всего 38 лет, и он является самым молодым министром иностранных дел в истории страны), равно как и тот факт, что он страдает дислексией (то есть избирательным нарушением способности к овладению навыками письма и чтения).

Самым интересным является, однако, тот момент, что, когда разговоры о европейских ценностях и международных правах заканчиваются, на первый план выступают вполне конкретные интересы, в данном случае – зерно. Дело в том, что Франция является самым крупным производителем и экспортером зерна среди стран Евросоюза. Франция давно и успешно сохраняет свои позиции, несмотря на колебания размеров экспорта и отдельные трудности (например, засуху 2023 года).

Тонкость зернового рынка заключается в том, что хлеб с незапамятных времен является базовой едой человечества. Разные виды зерна в настоящее время выращивают многие страны, но мало кто производит его столько, чтобы отправлять еще и на экспорт. Крупнейшим производителем в мире является Китай – 122 млн тонн за сезон 2022-2023, но даже он импортирует от 10 до 12 млн тонн зерна в год, чтобы накормить население и иметь необходимый резерв.
Крупнейшими экспортерами в этой области являются Россия, Канада, Австралия, США, Франция и Украина. Что касается Франции, то она производит и поставляет на экспорт мягкие и твердые сорта пшеницы, кукурузу и ячмень, причем в статистику экспорта включает собственные «заморские департаменты», которые географически сильно удалены от метрополии. Экспорт зерна составляет значительную статью французских доходов, так как на потребление в рамках страны идет лишь половина выращенного, а остальное продается за границу.
На производстве и переработке зерна, включая производство хлеба, в стране заняты 540 тыс. человек.

И когда страдающий дислексией министр иностранных дел заявляет, что позиции французского зерна окажутся под угрозой, он таким образом дает понять 540 тыс. работающих граждан, во-первых, что их положение уязвимо, и, во-вторых, что правительство старается о них заботиться и не дать их в обиду. А роняя намек, что и внутри Франции с едой могут возникнуть некоторые осложнения, если Россия «завоюет» Украину, министр таким образом затрагивает интересы всех граждан, потому что еда – это то, без чего не может обойтись никто.

На самом деле ситуация с французским зерном намного сложнее. И дело тут вовсе не в России, а в проблемах, которые ухитрились создать себе сами французы. В октябре 2022 года Национальное агентство пищевой и санитарной безопасности Франции заявило, что с апреля 2023-го вводит запрет на использование инсектицида под названием фосфин, который используют в том числе для избавления хранилищ зерна от вредителей.

Данное решение было принято по согласованию со структурами Евросоюза и на поставки зерна в другие страны Евросоюза последствий не имело. Проблема в том, что Франция поставляет в Евросоюз лишь около трети своей экспортной продукции (примерно 6,5 млн тонн из почти 17 млн).

Однако в странах Северной Африки, экспорт в которые составляет значительную часть французских поставок зерна, без документа о том, что была проведена обработка фосфином, даже не позволят начать разгружать корабль.

Тогда же Эрик Тируэн, президент объединения французских производителей зерна, в полном расстройстве заявил, что эти страны не будут ждать, когда там начнется голод, и обратятся «к первому мировому экспортеру – России, которая начнет поставлять им зерно (вместо нас)».

В итоге Национальное агентство пищевой и санитарной безопасности вынуждено было отменить свое решение и разрешило экспортерам зерна вновь использовать фосфин. Однако время, которое потребовалось на все эти бюрократические игры и согласования, было упущено. Уже в сентябре французские перевозчики констатировали резкое снижение интереса к французскому зерну в Алжире и Марокко. Тем более что российское зерно можно было закупать дешевле.

Представленные французскими властями данные показывают, что экспорт в Бельгию, Нидерланды, Люксембург, Италию и другие страны Евросоюза во второй половине 2023-го не претерпевает резких изменений, экспорт в Алжир идет зигзагами, то падая, то взлетая, а экспорт в Марокко рухнул катастрофически. Вместо него французы пытались организовать поставки в Египет, но эта страна уже традиционно является рынком для российского зерна, и, само собой, никто не заинтересован в том, чтобы пускать на свое место конкурентов.

Если называть вещи своими именами, французским бюрократам следовало продумать последствия своих действий. Если уж фосфин им не нравится (а это действительно вовсе не безобидный реагент), ввести некие локальные ограничения, которые не затрагивали бы важную отрасль французского экспорта. Теперь эта отрасль, в которой все было налажено, стала проблемной. Зерно производится в прежних объемах – куда его девать? Тем более что другие производители вовсе не дремлют, и, к примеру, Канада и Австралия тоже не собираются уступать свои позиции.

И рассуждения на публику, что если Россия будет контролировать украинское зерно, то это будет представлять опасность для французского зерна, на самом деле скрывают желание, чтобы военные действия на Украине продолжались как можно дольше. Не в последнюю очередь потому, что российское зерно является прямым конкурентом зерна французского. Если по каким-то причинам доля России на зерновом рынке уменьшится (например, F-16, которые получит Украина, начнут бомбить российские порты и зернохранилища), Франция получит более выгодные условия для продажи своей продукции. Ничего личного, просто бизнес.

Однако впереди выборы в Европарламент, а еще судорожное желание птенцов гнезда Макрона занять место президента, когда сам Макрон в силу французских законов уже не сможет переизбираться. Нельзя говорить избирателям, что ты поощряешь военные действия, чтобы защитить экономические интересы. Тем более что политические конкуренты, Национальное объединение Марин Ле Пен уверенно набирает очки и близко к тому, чтобы потеснить нынешних хозяев жизни.

Но Россию обязательно надо выставлять как угрозу – всегда. Даже если дело исключительно в местных бюрократах, которые запретили известный инсектицид, не задумываясь о последствиях.

Валерия Вербинина
https://vz.ru



Последние статьи