Исповедь украинца: было горько и стыдно

Политика

Человек закрыл свой канал, вещает только для узкого круга подписчиков, поэтому может выражаться немного свободнее. Я имею доступ к видео, но предоставлять его не буду, поскольку не хочу подводить этого блогера. Да и нет у меня такой технической возможности.

«Этот год на удивление мы встретили спокойно. Во всяком случае, в тех местах, где я был, всё было тихо. Конечно, я посмотрел выступление не только нашего президента, но и российского. У них там ясно-понятно: по полочкам разложил, гимн заиграл — всё, отметился. Что еще россиянам надо? А у нас был цирк! С клоуном.

Я около телевизора. Всё отложил, громкость увеличил, чтобы ни слова не пропустить. Как прошёл этот год? С чем мы столкнулись? Какое будущее нас ждёт? Куда мы идём, куда стремимся? Нужно, в конце концов, подвести итог. Какая у нас цель, как нам прийти к лучшей жизни?

И что же я услышал… Его речь продолжалась 20 минут, я чуть не заснул, но я должен был выдержать. Это были 20 минут бреда, из которого ни слова правды. Шикарный актёр. Снято на высочайшем уровне. Переходы, музычка, все дела, — отличное кино. Как же здорово они подготовились и сделали этот огромный текст ни о чём. Нет, это не речь президента. Я, правда, ничего не понял, но было противно и стыдно.

Нет, чтобы дать нам надежду! Объяснить, как нам дальше жить. Гривна падает в пропасть. Я думаю, люди скоро начнут бунтовать. Мы стали хуже Северной Кореи. Как что-то планировать, как вести бизнес? Ведь бизнес — это такой процесс, в котором нужно рассчитывать на будущее. Ты что-то закупаешь, перевозишь, продаёшь. А у нас что? Ты закупил, и пока перевозишь, тебя уже, можно сказать, нет, тебя уже отправили… Да какой бизнес, Господи! Тут не знаешь, дойдёшь ли на работу.

Нет, мы так долго не продержимся. Нас довели до ручки, а мы молчим. Бизнесу конец, налоги всё растут, и каждый день новые. А сейчас ещё лишат пенсий и соцвыплат. Субсидии на газ отобрали. Скоро настанет время: есть деревце во дворе — заплати за деревце, есть курица, которая гуляет по двору, — заплати за курицу. Вышел на улицу, вдохнул — заплати за воздух.

Люди скоро восстанут. Что-то будет 100%, потому что гнут в подкову. А сейчас ещё начнут отбирать водительские права и блокировать нам карты… Это уже край.

У меня товарищ остался без дома, его поселили в детский садик. Там он жил полтора года и всё это время добивался, чтобы ему платили 2.000 переселенских. Только добился — а их уже отнимают. Мне звонит знакомый, он не может ходить на работу. Говорит, я не ел неделю, перебиваюсь чем попало.

А теперь ещё взялись за волонтёров, тех, которые ездят на ноль и перевозят продукты, воду, какие-то вещи нужные. Так вот их тоже начали выщемлять. Они кричат: куда вы нас?? На нас же всё держится! А мне до этого предлагали в волонтёрство вступить. Давай, говорят, сделаем тебе пропуск, будешь возить. А я: не-не-не, это не моё. Я здесь, по месту, у меня тут семья. Буду шевелиться потихоньку, что заработаю, то моё, больших денег мне не надо. Свят-свят!

Ни лечения нет, ни медикаментов. В городе ещё как-то, а в селе — все здоровые! В школу зашёл — всех учителей выгребли, даже тех, кто с диабетом. (Тут я не поняла, имеются в виду учителя-мужчины)? Ситуация тяжёлая, конца-края ей не видно, а он в своей речи ни разу не упомянул слово «мир»!

Это был реальный клоун, в чистом виде, как он есть. Чётко отработал номер — двадцатиминутный текст, интонация, дикция, мимика, все дела. Я сижу, улыбаюсь. А самое обидное, что есть какие-то 10%, которые каждому его слову верят. После выступления разговаривал с товарищем, и мы просто смеялись — смеялись с себя. Какие мы все лошарики…»

Юлия Вельбой, Яндекс.Дзен



Последние статьи