nobelevku-emu-krichali-oni-i-v

Нобелевку ему — кричали они и в воздух чепчики бросали

Россия

Всё чаще звучат призывы присвоить пресловутую Нобелевскую премию недавно присевшему Алексею Навальному. Список кандидатов также украсили собой Грета Тунберг, Светлана Тихановская и прочие фрики информационного поля


Нобелевская премия, как и Оскар, как и Евровидение, как и Олимпиада, как и прочие премии и крупные мероприятия, уже давно завершила дрейф в сторону превращения в исключительно политический инструмент. С другой стороны эта судьба ожидала премию изначально, ибо рождена она была в специфическом окружении западных демократий, а история её появления также была весьма специфична.

В 1888-м году новостные агентства облетела фейковая новость, что Альфред Нобель скончался. Пока исправляли журналистскую ошибку, Альфред успел выслушать много интересного о своей особе. Человека, сколотившего состояние на торговле взрывчатыми веществами и нефтью, закономерно называли «торговцем смертью». Несмотря на это и собственную бездетность, Нобель к собственному удивлению узнал, что наследников выстроилась целая очередь.

Стоило этому театру гротеска и лицемерия закончиться, как Альфред, никогда не замеченный в благотворительности, решил всё своё состояние после кончины вложить в премию своего имени. Таким образом, изначально премия была с одной стороны чисто PR-шагом, а с другой стороны увесистой дулей, которую Нобель сложил для своих родственничков. Последние, кстати, ещё долго судились за огромное наследство Альфреда, но так ничего и не получили.

В общем, старт был дан знатный. Но и продолжение было не менее фееричным. И, если кому-то кажется, что только в последнее время Нобелевка начала сбоить, вручая премии мира таким гражданам, как Барак Обама, бодро вошедшим в войну в Ливии, то это будет большим заблуждением.

К примеру, в 1920-м году премию получил норвежский писатель Кнут Гамсун. Ну, получил и получил, ничего странного. Если не считать, что Кнут вскоре станет певцом национал-социализма, а его сын служил в СС. А уже непосредственно во время войны он подарит свою Нобелевскую медаль… Йозефу Геббельсу.

Конечно, обыватель вполне разумно скажет, что премия по литературе штука специфическая, да и сам Нобель про литературу и думать не хотел. Но спешу разочаровать. Даже в точных науках Нобелевский комитет умудрялся знатно сесть в лужу. Так, в 1918-м году нобелевская медаль ушла Фрицу Габеру – создателю химического оружия и руководившему его применением при печально известном Ипре. Кстати, труды этого замечательного представителя Европы лягут в основу «Циклона Б», которым травили заключённых концлагерей.

Не менее любопытным был и выбор лауреатов в области медицины. В 1949 году Нобелевскую премию по медицине присудили португальскому нейрохирургу и психиатру за «открытие терапевтического» воздействия лоботомии при некоторых психических заболеваниях. После этого тысячи людей стали жертвами этого «гуманного» метода. Лишь в 50-е годы врачи, находящиеся под воздействием тренда моды на лоботомию начали приходить в себя одновременно с ростом количества смертельных случаев.

В общем, компания лауреатов весьма цветастая. Здесь и Горбачёв, чья деятельность привела к гибели миллионов бывших советских людей, и псевдописательница приспособленец Алексиевич, и бывшая оппозиционерка, а позже фактический премьер-министр Мьянмы Аун Сан Су Чжи, которая несёт часть вины за геноцид народа рохинджа. Кстати, в данный момент эта лауреатка находится в руках военных Мьянмы, а Вашингтон же требует свою креатуру немедленно освободить.

Главное же, что Нобелевка обладает потрясающей своевременностью. Необходимо вставить шпильку апартеиду, с которым запад долгие годы прекрасно уживался, – и вожделенная медалька уходит писательнице и борцу с апартеидом Надин Гордимер в 1991-м году, хотя дама начала литературную деятельность в 40-х годах 20-го века. Требуется приободрить унылую оппозицию Белоруссии, как премия отправляется гражданке Алексиевич, относительно недавно воспевавшей Дзержинского.

И этот институт западной цивилизации эта самая цивилизация с лёгкостью готова бросить в костёр политической конъюнктуры, впрочем, как и прочие институты. Таким образом, сам базис, на котором и стоит общество, тщательно из-под ног этого общества выбивается. В образовавшемся вакууме политтехнологии только набирают силу — и вот по улицам бегут полоумные из движения BLM и откровенно одураченные сторонники Навального.

Последствия этих действий будут иметь долгоиграющий характер, а нас же это вынуждает создавать новый мир, новые институты и идеи. Но с этим после развала Советского Союза, увы, крайне туго.

Сергей Монастырёв, специально для News Front

Подписаться
Уведомление о
guest
2 комментариев
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи