«Наказание для союзника»: почему Байден признал геноцид армян со стороны Турции?

Россия

Больше трех месяцев с момента занятия поста президента США потребовалось Джо Байдену для того, чтобы позвонить турецкому лидеру Реджепу Тайипу Эрдогану. Уже один этот факт говорил о том, что отношения между ранее ближайшими союзниками далеки от безоблачных. Но все стало еще хуже, когда Байден все же обратился к турецкому вопросу и официально признал систематические убийства и депортации сотен тысяч армян Османской империей в начале XX века «геноцидом», использовав термин, которого его предшественники в Белом доме избегали, не желая злить Анкару. Но почему он это сделал? Чем на этот исторический шаг может ответить Эрдоган? И как американо-турецкие отношения будут развиваться дальше?


Исторический шаг

Для армян всего мира 24 апреля является особой датой. В этот день в 1915 году в столице Османской империи Стамбуле были арестованы и позже убиты 800 представителей армянской интеллигенции. Затем наступил черед простых людей, которых централизованно депортировали, убивали, грабили и насиловали вплоть до 1923 года. А после их изгнали из своих домов и отправили в настоящий марш смерти через месопотамскую пустыню – без еды и воды.

К 1923 году в Османской империи осталось всего 388 тысяч армян, хотя еще в 1914-м их было 2 миллиона. По турецким оценкам, общее число погибших составляет 300 тысяч человек.

Многие армяне были депортированы в иракский город Мосул и Сирию. Сегодня потомки выживших разбросаны по всему свету, составляя многочисленные диаспоры в России, США, Ливане, Франции и Аргентине.

Строго говоря, события 24 апреля 1915 года не были началом геноцида армян. Турки начали массово уничтожать христианское население с момента вступления страны в Первую мировую войну в 1914-м, а некоторые историки считают, что отсчет нужно вести еще с конца XIX века, когда произошли первые армянские погромы, сопровождавшиеся десятками тысяч убитых.

Но 24 апреля 1915 года открыло в и без того кровавой истории человечеству новую мрачную страницу. Впервые централизованным и сознательным уничтожением целого народа занималось правительство, преследующее по большей части идеологические мотивы. Режим младотурков, который стремился к установлению в стране мононационального общества, придерживающегося одной религии, и ради этого истреблявший всех, кто не верил в Аллаха, стал предтечей нацистов, а проводимый им геноцид – предвестником будущих массовых убийств XX века.

Однако Турцию вовсе не постигла судьба Германии. Проиграв в итоге Первую мировую войну и потеряв империю, Анкара, тем не менее, не испытывает особой вины перед своими жертвами и не стремится исправить совершенное. Она лишь признает, что многие армяне, жившие в Османской империи, были убиты в столкновениях с турецкими войсками, но оспаривает число жертв и отрицает, что зверства носили организованный характер и являлись геноцидом.

При этом подобное мнение разделяет как власть современной Турции в лице президента Реджепа Тайипа Эрдогана, так и оппозиция, в которую входят светские националисты, придерживающиеся идей отца-основателя страны Мустафы Кемаля Ататюрка.

Нужно заметить, что геноцид армян был признан многими государствами, включая Россию. А во Франции его отрицание и вовсе приравнено к уголовному преступлению. Что же касается США, то там ситуация по этому вопросу до недавнего времени была более сложной.

После турецкого вторжения на Кипр в 1974 году Конгресс США ввел эмбарго на поставки оружия Анкаре. В следующем году он принял резолюцию, осуждавшую геноцид армян. В дальнейшем президент Джимми Картер отменил эмбарго на поставки оружия Турции, однако в 1982 году геноцид армянского народа был признан и осужден 9 американскими штатами. А преемник Картера на посту президента Рональд Рейган в своих публичных выступлениях упомянул геноцид армян.

Однако его преемники во главе США вплоть до Джо Байдена, говоря о событиях первой четверти XX века в Турции, предпочитали не употреблять термин «геноцид», не желая портить отношения с Анкарой. Так, предшественник Байдена Дональд Трамп не признавал геноцид армян по той причине, что попросту не видел в этом острой политической необходимости. В качестве своего главного внешнеполитического противника на Ближнем Востоке его администрация рассматривала не Анкару, а Тегеран, в борьбе с которыми первую как раз можно использовать.

Кроме того, армянская диаспора в самих США предпочитает голосовать за Демократическую, а не Республиканскую партию, к которой принадлежит Трамп. Соответственно, в число его потенциальных избирателей, за голоса которых необходимо бороться, армяне не входят. Поэтому и делать подобные громкие шаги без непосредственной пользы для себя Трамп не видел смысла.

Но в то же время в 2019 году обе палаты американского Конгресса – Сенат и Палата представителей, признали систематические убийства армян в Турции в первой четверти XX века «геноцидом». А около 38 сенаторов направили президенту письмо, призывающее его поступить так же. В этой ситуации признание геноцида армян со стороны главы США было вопросом времени.

Однако для Джо Байдена даже без учета событий двухгодичной давности это был вполне закономерный шаг. Для начала, он еще во время предвыборной кампании 2020 года обещал, что признает геноцид армян в случае избрания президентом. То есть действия Байдена можно рассматривать и как редкий пример исполнения политиком своих обещаний.

Однако, причины, почему действующий президент США признал геноцид армян, являются все же более комплексными. Еще во время пребывания в Сенате Байден в 1995-2007 годах входил в Группу по армянским делам американского Конгресса, нередко действуя в интересах влиятельного армянского лобби. Так, в 1992-2008 годах он голосовал за выделение помощи Армении и Нагорно-Карабахской Республике, а также за принятие 907-й поправки к «Акту в поддержку свободы», которая запрещает помогать Азербайджану, пока он не прекратит блокаду и военные действия против них.

Не стоит забывать и об армянской диаспоре, которая, как уже было сказано, голосует за демократов. Многие члены Конгресса США представляют армянских избирателей, решительно настаивающих на признании геноцида. А Байден нуждается в поддержке как этих избирателей, так и демократического истеблишмента, поэтому действует в их интересах.

Кроме того, свою предвыборную кампанию действующий президент вел, обещая сделать права человека главной темой своей внешней политики. Он утверждал, что если зверства против армянского народа не будут открыто названы «геноцидом», то это откроет путь для новых массовых убийств. Поэтому действия Байдена – это подтверждение его решимости воплотить свои слова в жизнь.

Однако наиболее важной причиной признания Байденом геноцида армян выступает поведение самой Турции, приведшее к ухудшению ее отношений с Соединенными Штатами.

Разлад между союзниками

Нужно отметить, что признание геноцида армян – это далеко не первое разногласие в отношениях между США и Турцией, которые уже несколько лет находятся в состоянии кризиса. Их позиции разошлись по нескольким важным темам, включая ситуацию в Сирии, поддержку курдов со сторон Соединенных Штатов и сотрудничество Анкары и Москвы.

Кульминацией этого кризиса стал вопрос покупки Турцией российских зенитно-ракетных систем (ЗРК) С-400 «Триумф» в 2017 году, которые были разработаны для противодействия американскому оружию. Тогда Вашингтон долго убеждал Анкару не покупать С-400 в пользу американских комплексов Patriot, что позволило бы потом продать ей самолеты F-35. Однако Турция отказалась от этого предложения.

Тогда Соединенные Штаты ввели санкции против турецкого Управления оборонной промышленности и ее главы Исмаила Демира, заморозив его активы в зоне американской юрисдикции и запретив выдавать ведомству лицензии и разрешения на экспорт.

Кроме того, Анкару исключили из программы истребителей F-35, ввели дополнительные пошлины на турецкий импорт и ввели санкции против турецких чиновников и компаний.

А признание геноцида армян со стороны обеих палат Конгресса США в 2019 году произошло в то время, когда Эрдоган начал военную операцию против курдов в северной Сирии, которые пользовались поддержкой западных стран, не проконсультировавшись с другими участниками НАТО, что еще больше обострило и без того напряженные отношения между Анкарой и Вашингтоном.

В свою очередь Турция возложила на США ответственность за неудачную попытку военного переворота в 2016 году, за которым, по ее мнению, стоял исламский проповедник Фетхуллах Гюлен, проживающий в Пенсильвании. Кроме того, по вопросу Сирии она предпочитает договариваться не с ними, а с Россией, как и развивать военно-техническое сотрудничество.

В Ливии Турция также проводит собственную политику, не считаясь с мнением партнеров по НАТО. Она активно занимается поисками ресурсов в спорных кипрских акваториях, задевая тем самым интересы западных нефтегазовых компаний. А после начала Карабахской войны между Арменией и Азербайджаном в сентябре 2020 года Анкара сразу же вмешалась в нее на стороне второго, также не советуясь со своими союзниками. Самостоятельную позицию она занимает и по вопросу Крыма, и в отношениях с Украиной.

В целом Турция все больше становится для Соединенных Штатов проблемным и слишком самостоятельным партнером. В этой ситуации признание геноцида армян выглядит как некое предупреждение со стороны Байдена, говорящее, что если Анкара не изменит свое поведение, то могут последовать и более серьезные меры, например, санкции, внешнее давление и поддержка турецкой оппозиции, о которой действующий президент говорил еще во время своей избирательной кампании.

Дело даже не в том, что сам Байден негативно относится к Эрдогану, а в том, что негативно настроено практически все руководство США. Многие государственные деятели, как внутри, так и вне президентской администрации, видят в турецком лидере диктатора, который угрожает американским интересам в регионе.

Пентагон, которого не устраивает политика Анкары по многим вопросам, в первую очередь, покупка ею в 2017 году российских С-400, больше не заинтересован в поддержке турецких позиций в Вашингтоне.

А Конгресс США занимает в отношении Турции гораздо более агрессивную позицию, чем даже Пентагон и сам президент. Американский парламент, который уже вводил санкции против нее, хочет сурово наказать проблемного союзника за многие проступки Эрдогана.

Даже в Бюро по европейским и евразийским делам Государственного департамента США, которое традиционно отвечает за политику в отношении Анкары, туркофилия быстро выходит из моды. В целом руководство Соединенных Штатов считает, что Эрдоган гораздо лучше реагирует на жесткую политику, проводимую президентом России Владимиром Путиным, чем на мягкий подход и дипломатию.

В этой ситуации дальнейшее развитие американо-турецких отношений будет во многом зависеть от ответа Анкары на действия Байдена.

Без резких изменений

Стоит отметить, что официальная реакции Турции на признание Байденом геноцида армян была достаточно сдержанной. Глава МИД Мевлют Чавушоглу написал на своей странице в «Твиттере» о «величайшем предательстве мира и справедливости» и полностью отверг заявление президента США. А в заявлении самого внешнеполитического ведомства было сказано об «искажении исторических фактов» и «уроне доверию и дружбе» между странами. В целом это громкие, но уже многократно произнесенные слова, которые не ведут к конкретным действиям.

Сдержанной была реакция и самого Эрдогана. Он назвал заявления Байдена «неправомерными, несправедливыми и противоречащими истории», которые «не имеют никакого исторического и юридического основания». Турецкий лидер добавил, что слова президента США «расстроили» Анкару, но он надеется на личной встрече с Байденом открыть новую страницу в отношениях двух держав.

Такую реакцию со стороны Эрдогана можно объяснить появившейся в СМИ новостью о том, что перед своим историческим заявлением американский президент предупредил его по телефону. Подтверждения этому в официальных каналах не было, но не было и опровержения. Соответственно, Турция была готова к тому, что произойдет, и могла выстроить свою линию поведения.

Слова турецкого лидера о «надежде» на новую страницу в отношениях с Соединенными Штатами, но никакого разворота Анкары в стороны Москвы, о котором сразу же после заявления Байдена заговорили эксперты, скорее всего, не будет. Россия и Турция сотрудничают в ряде сфер, включая, прежде всего, ВПК и туризм, а их лидеры сходятся в недовольстве Западом и авторитарном характере своих режимов. Однако между ними существует и немало противоречий.

Москва и Анкара в той или иной степени противостоят друг другу в Сирии, Нагорном Карабахе и Ливии, поддерживая разные стороны конфликтов. Кроме того, Турция оказывает поддержке Украине в конфликте с Россией и придерживается противоположной ей позиции по вопросу Крыма. А продвигая в странах Средней Азии идеологию пантюркизма, она также вторгается в российскую сферу влияния.

Поэтому никакого бегства в объятия Путина со стороны Эрдогана с большой долей вероятности не будет, особенно учитывая тот факт, что сама Россия признала геноцид армян еще в 1995 году, а недавно поддержала Армению в Карабахской войне, в которой Турция ставила на противоположную сторону.

Кроме того, не стоит забывать, что США были и остаются единственной крупной державой, которая в той или иной степени поддерживает Турцию на внешней арене и рассматривает ее как союзника. Отношения с другими западными государствами-участниками НАТО у Анкары откровенно негативные, учитывая тот факт, сколько раз она действовала без консультации с Альянсом.

С Китаем Турция конкурирует за ту же Среднюю Азию. Кроме того, Пекин не заключает ни с кем военных альянсов и никого не поддерживает открыто на внешней арене, поэтому выступить в роли покровителя Анкары вместо Вашингтона он не может.

Но в то же время, по мнению автора биографии турецкого лидера «Новый султан» Сонера Чагаптая, у Эрдогана есть не так много возможностей наладить отношения с Байденом. Внутри страны он вряд ли согласится ослабить свой автократический контроль над обществом, особенно учитывая, что поддержка его партии падает, в страхе, что оппозиция отберет у него власть.

А вовне Эрдоган со столь же небольшой вероятностью откажется от своих региональных амбиций. Активно играющий во внешней политике на неоосманских симпатиях, он будет продвигать турецкие интересы везде, где это выгодно, даже если это приведет к конфликту с западными странами. Без постоянных успехов на внешней арене его авторитарный режим обречен, поскольку тогда экономические проблемы уже не получится прикрывать ими.

Поэтому в дальнейшем американо-турецкие отношения будут развиваться, как раньше, без резких изменений. Однако своим заявлением Байден поставил Эрдогана на своеобразный политический «счетчик», который будет крутиться быстрее или медленнее в зависимости от действий турецкого лидера. И если однажды он перейдет политическую черту, то Анкару ждет внутренняя дестабилизация с повторением протестов 2013 года и переворотов 2016-го, которые рано или поздно завершатся свержением Эрдогана. А в запуске подобных процессов Вашингтон имеет большой опыт.

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи