kak-i-kogda-krym-vpervye-stal

Как и когда Крым впервые стал «нашим»

Россия

Ни одна территория на Земле не принесла человечеству cтолько бед, горя и несчастья и вместе с тем воинской доблести и мужества, сколько Крым. Крови здесь было пролито так много, что даже трудно понять, от чего местное море зовут Черным, а не Красным. Может быть потому что черной зависти и неблагодарности было здесь выплеснуто во все века все же больше, чем крови. Вот и сейчас война может вспыхнуть именно на берегах благословенной Тавриды.


Хотя по числу глобальных схваток она все же уступает Балканам, которым принадлежит сомнительная слава инициаторов Первой и Второй мировых боен. Но все это может поблекнуть перед мощью вооружений и численностью примененных войск во Второй крымской, если избежать ее не удастся. Впрочем все потенциально вовлеченные на данный момент стороны наверняка представляют себе, что будет и с этим сказочным местом, и в целом с нашей маленькой живой планетой при таком развитии событий.

Древняя вражда Первые территориальные споры начались здесь с первыми поселениями. Киммерийцы, сарматы и скифы еще как следует разместиться не успели, а уже готовы были вцепиться друг другу в глотку. В итоге верх одержали скифские племена, их погребальные курганы оказались, видимо, самыми крутыми.

О настоящих причинах их побед мы можем теперь только догадываться. Не исключено, что свое дело сделало скифское золото, которым они были славны. Проще понять, почему неудача постигла самых первых поселенцев киммерийцев — в делах управления, в том числе, видимо, и ратных, практически матриархат. В иных более спокойных землях это было бы наверняка плюсом, но не на усыпанной костями воинов всех времен это никак не увеличивало шансов на победу. Что касается сарматов, то эти кочевники, хотя и родственные скифам, были самыми оседлыми, наименее воинственными. Так что тягаться им с более легкими на подъем и внезапную проверку боеготовности войск в древности было сложнее, чем конкурентам.

Экономически ни одно из этих племенных сообществ не могло соперничать с высокоразвитыми колониями Эллады. Они сотворили во многом жемчужину Черного моря славной и любимой всем миром Тавридой. Но Крымом ее сделали соперники уже Средних веков — Татарское ханство и Османская империя. Край преткновения Не раз и не два в истории берега Тавриды становились камнем преткновения между самыми близкими по культуре, языку и традициями народами. Иногда соперничество носило несколько парадоксальный характер. Вот, скажем, судьба живших на протяжении веков в Крыму татар во многом была связана с Османской империей, которая всегда была готова вступиться за них в любых конфликтах регионального масштаба, чаще всего, будем откровенны, с Россией.

Но такая идиллия татарско-турецких отношениях была далеко не всегда. После падения Золотой Орды в 1441 и вплоть до 1475 года ханство и султанат были злейшими врагами и соперниками, Правящую в Крыму династию ханов Гиреев вполне устраивал фактически нейтралитет Крыма между слабеющей Византийской империей и динамично развивающейся Османской. Но падение Константинополя в 1453 году разрушило баланс сил и привело к многочисленным нападениям на союзников Крымского ханства, справляться с которыми удавалось лишь до поры до времени. В 1475 г. один за другим падали к ногам турецких завоевателей греческие и генуэзские города и крепости Крыма. Процесс поглощения Турцией райского края растянулся, примерно на три года и закончился лишь частичной потерей суверенитета, что устраивало крымских феодалов и чиновничество, позволяло превратить полуостров в криминальную. как сейчас бы сказали зону с многочисленными невольничьми рынками. Жертвы для них находились во время разбойных набегов на южнорусские области. Понятно, что Россия не раз и не два пыталась «прикрыть лавочку». Но императрице Анне Иоанновне и фельдмаршалу Миниху сделать это так и не удалось.

Но их бесценный опыт очень пригодился императрице Екатерине II и ее командующему Румянцеву во время очередной виктории в очередной русско-турецкой войне и при заключении знаменитого Кючук-Кайнарджийского мира. Ленин и Ататюрк братья навек? Это мирное соглашение должно было поставить точку в длинной истории перехода Крыма из родной гавани в неродную и обратно. Он и поставил, правда, недолго в историческом масштабе — лет на 200. всего Причем назвать их тихими и спокойными тоже никак нельзя. Одна русско-турецкая война сменяла другую. Хотя чего удивительного?

Ясно было с самого начала, что условия, на которых Османская империя уступила чудесный полуостров в Черном море, не устроили ее. Впрочем, это было далеко не единственное противоречие между двумя странами. Одно перечисление расхождений заняло бы, наверное, всю эту статью. Да и горячие головы находились всегда по обе стороны ласкового Черного моря. В Турции рады были помочь любым противникам самодержавной власти — будь то Емельян Пугачев сотоварищи или имам Шамиль на Кавказе. Ну, а в России на всех исторических поворотах находились желающие освободить Константинополь и конкретно Собор Святой Софии в нем. Самый известный из них А. В. Суворов. готовившийся к проведению молниеносной десантной операции на берегах Босфора. Так бы, наверное, и продолжалась эта вечная борьба за Крым и другие причерноморские курорты, если бы Ленин с Ататюрком, первые понявшие, что двум странам гораздо выгоднее торговать, а не враждовать в чужих интересах.

А желающих вернуть России и Турции статус старых проверенных временем врагов всегда находилось немало. Тот же гитлеровский третий рейх чуть ли не на голове стоял, чтобы столкнуть былых оппонентов в 1942 году. Нацистское руководство рассчитывало на это в случае захвата вермахтом Баку. Но не вышло, как не выходит у его наследников и сейчас в Сирии, Ливии, Нагорном Карабахе. Долгая дорога домой После нормализации отношений с Турцией (а именно она, помимо России, может претендовать на Крым) и разгрома гитлеровских войск, казалось, что теперь полуострову ничто угрожать не может. Нашелся тем не менее один политический деятель, который в одиночку едва не нанес черноморской жемчужине большой вред, чем штурмовавшая Севастополь в годы Великой Отечественной войны 17-ая армия Э. фон Манштейна. Этому битому нацистскому вояке удалось лишь на время оторвать Крым от России, а для себя лично его символ — Ласточкино гнездо.

Правда, справедливости ради надо сказать что Н. С. Хрущев тоже не подозревал, что отталкивает от родной гавани Крым всерьез и надолго. Весь этот ужас материализовался уже после подлого развала СССР. Крымчане одними из первых поняли, что их просто-напросто обманули националисты, пообещав сытную жизнь в отдельной «квартире». Еще 20 января 1991 года решили вернуть себе некогда существовавшую автономию. В 1992 году попробовали закрепить его на конституционном уровне, но тогда им не позволили этого сделать. Силовые структуры Украины в тот момент были еще подконтрольны националистическим силам. А тогдашнее российское руководство не спешило защищать выбор крымчан и севастопольцев. Все изменил Майдан. Именно поэтому те, кто фактически не допустил референдум в 1992 году, в этот раз оказались по другую сторону. Наконец-то жители Крыма смогли сами решить свою судьбу так, как они хотели, а не политики в Киеве, Вашингтоне или Брюсселе.

Подписаться
Уведомление о
guest
2 комментариев
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи