«Это было бы здорово!»: глава МИД Швеции заявила, что Запад готов финансировать российскую либеральную оппозицию

Политика

Пранкеры Вован и Лексус разыграли министра иностранных дел Швеции Анн Линде от имени соратников Навального


Об этом проговорилась министр иностранных дел скандинавской страны в телефонном разговоре с российскими пранкерами. Российский пранкер Вован (Владимир Кузнецов) пополнил свою копилку телефонных розыгрышей разговором с министром иностранных дел Швеции Анн Линде. Обычно он работает в компании со своим приятелем Лексусом (Алексеем Столяровым), но в этот раз для беседы понадобилась коллега женского пола. Ведь с главой шведского МИД они общались от имени супруги Алексея Навального Юлии и руководителя сети навальнинских региональных штабов Леонида Волкова. Госпожу министра удалось вытащить на разговор, потому что она в 2021 году исполняет обязанности председателя ОБСЕ. И в этом качестве наговорила много чего интересного.

ОБЛОЖИТЬ РОССИЮ САНКЦИЯМИ

Анн Линде пообещала применить против нашей страны новые санкции. Во-первых — «за нарушение норм демократии». «Мы впервые воспользуемся санкционным режимом ЕС в области прав человека, который известен как «режим Магнитского». Я только что встречалась с парламентским комитетом ЕС и сказала, что мы поддерживаем дальнейшие санкции», — сообщила «оппозиционерам» шведка.

Но одной лишь гуманитарной сферой дело не ограничится. Собеседники спросили министра, что можно сделать, чтобы остановить «Северный поток-2». Линде на этот счет оказалась весьма словоохотлива. Она очень переживала, что Европа не сможет наложить санкции на Россию и за этот коммерческий проект. «С нашей стороны это будут санкции против Германии, Австрии, Бельгии и Голландии, компании которых финансируют и строят «Северный поток-2». А мы должны сосредоточиться на санкциях против России. Мы не хотим санкций против Германии. Если бы можно было остановить «Северный поток 2» раньше, то это был бы другой вопрос», — сокрушалась Линде. — «Сейчас у нас никогда не будет единой позиции по остановке «Северного потока 2». А это значит, что это только покажет раскол внутри ЕС, что ослабит ЕС и укрепит Россию. А это не самое лучшее в текущем положении». Однако она не теряет надежды насолить России. «Я хочу сказать вам, что, если решение не будет принято, это не значит, что оно не будет принято вообще. Возможно, оно будет отложено», — воодушевила «Юлию» и «Леонида» шведская министр.

«ПОДДЕРЖИМ ВАС ДЕНЬГАМИ»

А дальше разговор перешел уж на совсем пикантные темы. Собеседники прямо попросили Швецию помочь им в финансировании «нового расследования в отношении российских чиновников». И тут Анн Линде проговорилась, что деньги на это найдутся. «На самом деле, у нас есть около 38 миллионов евро на поддержку гражданского общества и правозащитников и тому подобное на следующие пять лет. Я (…) думаю, что это возможно, если мы свяжемся с вами напрямую или через посольство», — поведала глава шведского МИД. Однако, видимо, осознав, что этим она откровенно признала возможность финансовой поддержки из-за рубежа оппозиционных российских структур, министр отказалась обсуждать детали. «Мне кажется, что, возможно, это не телефонный разговор», — сухо заявила Линде. Но ободрила собеседников: «Думаю, что возможно, что кто-то еще может связаться с вами после нашего звонка».

В конце беседы «Волков» поинтересовался, будет ли Евросоюзу удобнее иметь дело с Россией, если на выборах в 2024 году к власти придет оппозиция. Скажем, если кандидатом в президенты станет Юлия Навальная (по аналогии со Светланой Тихановской в Белоруссии).

«Это было бы здорово!» — не сдержала эмоций шведка. И на прощание благословила «отважных российских оппозиционеров»: «Большое спасибо, что связались с нами. И я надеюсь, что мы будем на связи. Удачи вам обоим. Я надеюсь, что у вас хватит сил продолжать».

КОРОТКОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

Только так их и можно поймать

Как относиться к телефонным розыгрышам — выбор каждого. Кто-то сочтет, что негоже вызывать собеседника на откровенность с помощью таких приемчиков. Но ведь ведутся же. То, что официальные лица никогда не скажут публично, они вполне могут позволить себе в беседах «со своими», к коим госпожа Линде, судя по всему, готова причислить либеральную оппозицию в России. Неужели где-нибудь на пресс-конференции она сказала бы: «обратитесь за деньгами в наше посольство в Москве, вам помогут»? Нет, конечно, потому что тогда бы все увидели кто на самом деле беспардонно вмешивается в чужие выборы. Или стала бы жаловаться, что «налагая санкции на Россию за «Северный поток-2», мы заденем европейских участников строительства, а это недопустимо». Ведь это стало бы прямым признанием коммерческого характера газового проекта, и все обвинения Москвы в неких геополитических кознях тут же рассыпались бы.

Хорошо, что теперь мы по крайней мере узнали, что на самом деле думают наши заклятые западные партнеры по важным вопросам, затрагивающим интересы России. Узнали, что называется, из первых уст.

Обычно Вован работает в компании со своим приятелем Лексусом, но в этот раз для беседы понадобилась коллега женского пола. Иван МАКЕЕВ

Стенограмма беседы.
Анн Линде: Здравствуйте, Анн Линде слушает.

Юлия Навальная: Здравствуйте, госпожа министр. Как поживаете?

Анн Линде: Хорошо, спасибо.

Юлия Навальная: Да. Спасибо большое. Спасибо. Благодарю за возможность поговорить с вами прямо сейчас. И я хотела бы отметить, что я не политик. Это очень печально для меня, но я никогда не занималась политикой. И это прежде всего очень сложно.

Анн Линде: Да, приятно слышать. Вообще, я несколько раз общалась со Светланой Тихановской, и она всегда говорила то же самое: что она не политик, что она жена и мать. Но она почувствовала, что сейчас, когда сама история этого от неё требует, она должна это делать, даже если это не было её первоочередной задачей.

Юлия Навальная: Да, мы её понимаем.

Анн Линде: Я была действительно немного удивлена тем, что когда я общалась с некоторыми женскими организациями в Москве, они сказали, что женщины Белоруссии послужили для них позитивным и вдохновляющим примером того, что женщины могут играть такую большую политическую роль.

Юлия Навальная: Да, Светлана для нас как герой.

Анн Линде: И я уже много-много лет являюсь другом России и гражданского общества России. Я дружила с Борисом Немцовым, мы вместе организовывали семинар, до того как его убили. Я твердо убеждена, что лучший способ улучшить ситуацию в России — это усилить наше взаимодействие с российским обществом. И, конечно же, мы будем продолжать обсуждение дальнейших ограничительных мер. Мы впервые воспользуемся санкционным режимом ЕС в области прав человека, который известен как «режим Магнитского». Я только что встречалась с парламентским комитетом ЕС и сказала, что мы поддерживаем дальнейшие санкции.

Леонид Волков: Как я знаю, Лавров сказал, что и в Швеции есть образцы этого нервно-паралитического вещества. И так как его обнаружили эксперты вашей военной лаборатории, то это большая проблема, потому что у них есть разные предположения относительно этого.

Анн Линде: Дело в том, что это Германия попросила лабораторию нашего оборонного ведомства помочь им обнаружить, есть ли там нервно-паралитические вещества. И не нужно иметь возможность производить нервно-паралитические вещества, чтобы быть способным их обнаружить. Наш ответ был положительным. И этот ответ был направлен Германии, потому что именно Германия попросила об этом.

Юлия Навальная: Спасибо.

Леонид Волков: Да, мы говорили с некоторыми немецкими партнёрами о давлении на российское правительство, чтобы оно остановило строительство «Северного потока 2», вы знаете, что это довольно болезненный вопрос для них. И я знаю о дискуссиях в вашей стране по этому поводу, например

Анн Линде: Теперь я должна честно сказать, что большинство в нашем парламенте хочет, чтобы мы ввели санкции по «Северному потоку 2», и чтобы это произошло в понедельник. Но с нашей стороны это будут санкции против Германии, Австрии, Бельгии и Голландии, компании которых финансируют и строят «Северный поток-2». А мы должны сосредоточиться на санкциях против России. Мы не хотим санкций против Германии. Если бы можно было остановить Северный поток 2 раньше, то это был бы другой вопрос. Но сейчас у нас никогда не будет единой позиции по остановке «Северного потока 2». А это значит, что это только покажет раскол внутри ЕС, что ослабит ЕС и укрепит Россию. А это не самое лучшее в текущем положении. Нам нужен сильный, единый посыл со стороны ЕС в адрес России. И если мы поднимем вопрос о «Северном потоке 2», то он никогда не наберёт большинства, потому что санкции будут направлены против компаний из ЕС. Но позвольте мне сказать вам одно, просто чтобы вы были готовы к тому, что иногда именно так и происходит, когда произошло с санкциями против Белоруссии. Иногда случается так, что некоторые страны хотят получить результаты по другому вопросу, который не связан с этой проблемой. И в этом случае мы не можем достичь единогласия. И на это уходит время, как случилось с Белоруссией, в итоге мы задержались на два месяца, потому что не смогли достичь единогласного мнения. И это было не потому, что мы не хотели санкций. Это было потому, что этот вопрос использовали в политической игре, так сказать. Так что я просто хочу сказать вам, что, если решение не будет принято, это не значит, что оно не будет принято вообще. Возможно, оно будет отложено по каким-то политическим причинам, из-за того, что кто-то хочет получить выгоду по другому вопросу.

Леонид Волков: Мы понимаем это. Но позвольте мне быть немного кратким, Мне неудобно об этом спрашивать, но дело в том, что наша демократическая организация, организации, сейчас нуждаются в финансировании, в том числе и на новое расследование в отношении российских чиновников. И было бы здорово, если бы Швеция помогла нам, например, через шведское правительственное агентство международного развития и сотрудничества.

Анн Линде: На самом деле, у нас есть около 38 миллионов евро на поддержку гражданского общества и правозащитников и тому подобное на следующие пять лет. Я не уверена в деталях этого, но я думаю, что это возможно, если мы свяжемся с вами напрямую или через посольство, если можно, потому что я не в курсе технических деталей этих вопросов.

Леонид Волков: Знаете, проблема в том, что теперь мы не можем в открытую пользоваться этим. Вы знаете, что есть ряд законов, которые недавно принял российский парламент по поводу иностранного финансирования. Поэтому мы могли воспользоваться этим через наше представительство в Украине или в некоторых странах Балтии.

Анн Линде: Мне кажется, что, возможно, это не телефонный разговор.

Леонид Волков: Да

Анн Линде: Но я думаю, что возможно, что кто-то ещё может связаться с вами после нашего звонка.

Леонид Волков: Да, конечно. Конечно, мы могли бы… Конечно, мы могли бы связаться с агентством. И я так же хотел бы прояснить позицию ОБСЕ в отношении запрета некоторых российских телеканалов в странах Балтии, а также оппозиционных каналов в Украине, вы знаете, что они также финансировались Россией. И я считаю, что очень важно блокировать пропаганду.

Анн Линде: Я думаю, что это, конечно, очень сложный вопрос, потому что всё, что связано со свободой прессы и так далее, это очень, очень чувствительная тема. Я знаю, что это был один из вопросов, которыйроссийские журналисты задали мне на пресс-конференции с министром иностранных дел Лавровым: почему был закрыт латвийский телеканал и так далее. Есть ещё Оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям, которая занимается противодействием такой информации и тому подобным. То есть этот вопрос тоже на повестке, но он крайне сложный. И, знаете, и во время моего визита было много дезинформации. Пресс-секретарь Лаврова, госпожа Захарова даже написала в своих Фейсбуке и Твиттере, что я являюсь членом международного центра Навального.

Юлия Навальная: О, Боже. Спасибо.

Анн Линде: И что я пролила кофе на Алексея Навального. А мы сказали, что, к сожалению, это просто неправда. А потом еще и по российскому телевидению сказали, что я член международного центра Алексея Навального. Так что я прекрасно знаю, как они используют ложь, прямую ложь. Так что должна сказать, что это очень большая проблема. Но я также попрошу некоторых из моих сотрудников связаться с вами, а также, конечно, быть немного более осторожными в том, что мы используем во время разговоров.

Леонид Волков: И я вижу, что сейчас у нас нет шансов. Но я надеюсь, что вы помните, что в 2024 году будут новые выборы. И я считаю, что кто-то из нас мог бы принять в них участие, наверное, если бы Алексей Навальный был свободен, и если бы мы изменили ситуацию, он мог бы стать кандидатом в президенты, или даже наверное Юлия. Пока не знаю. Но я думаю, что вы понимаете, если бы кто-то из нас мог стать главой государства, главой правительства, то тогда с этим президентом было бы проще обсуждать наши вопросы с ЕС.

Юлия Навальная: Что касается меня, то я не против стать президентом.

Анн Линде: Это было бы здорово.

Юлия Навальная: Точно.

Леонид Волков: То есть вы согласны с тем, что будет проще говорить?

Анн Линде: Да, это здорово слышать

Юлия Навальная: Да, отлично.

Анн Линде: Мне нужно завершать наш разговор, я должна идти на другую встречу. У нас будет совещание, на котором мы представим новую работу по поддержке прав человека в профсоюзах по всему миру. Большое спасибо, что связались с нами. И я надеюсь, что мы будем на связи. Удачи вам обоим.

Юлия Навальная: Спасибо Вам большое. Спасибо за помощь.

Анн Линде: Но я надеюсь, что у вас хватит сил продолжать.

Юлия Навальная: Спасибо.

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи