aleksandr-prohanov-sluchaj

Александр Проханов: Случай с Навальным — это результат острейшего конфликта в спецслужбах

Россия

Известный писатель Александр Проханов в интервью сайту «Изборского клуба» высказал свою точку зрения на раскачивание ситуации в России Навальным, на неуклюжий пиар власти вокруг «дворца Путина». Он считает, что у сегодняшней власти нет реального ответа. Он должен быть — этот ответ, и он в «русской доктрине».


* * *

— Александр Андреевич, с тех пор как Навальный объявил о возвращении в Россию, события развивались стремительно. За две недели: прилёт, арест, протест, фильм про Путина. Какие выводы для себя вы сделали из всей этой истории?

— Идёт целая программа, я даже не назвал бы её операцией. Идёт нарастающая социальная кристаллизация. Она связана с тем, что уже лет десять или двенадцать тому назад мы были свидетелями острейшего конфликта в спецслужбах — ФСБ, который вышел наружу. Обычно эти конфликты закрытые бывают, а сейчас он вышел наружу. Даже началась перестрелка. Мы помним, когда группа из наркоконтроля перестреливалась и была на грани кровавой схватки с группой фээсбэшников, занимавшейся «Тремя китами». Не знаю, крышевали ли они их или вошли во владения. Но эта ситуация вылилась наружу. И мы увидели, что самая главная и важная государствообразующая структура ФСБ расколота. И этот раскол, по-видимому, углубляется. И число элементов этого раскола увеличивается. Там есть две группировки, а может быть, четыре или пять. И каждая из этих группировок сражается одна с другой и демонстрирует разные способы диффамации.

Случай с Навальным — это случай глубинной схватки двух группировок. Навальный не является самостоятельным лицом. Его возможности, его пиар, его расследования — это дело рук спецслужб. Только спецслужбы в состоянии запускать дроны, только спецслужбы в состоянии пользоваться закрытой информацией о перемещении, добывать вот эти компрометирующие сведения о коррумпированных крупных чиновниках. Навальный всем этим питается. Навальный взращивается как так называемый параллельный центр. Как в своё время взращивался Ельцин. Ведь ситуация Советского Союза в 91-м году — это была ситуация схватки одной части государства с другой. И Ельцина, и Горбачёва обслуживали одни и те же группы советников. И КГБ в этом расколе играл ведущую роль. Ибо госбезопасность Андропова рассматривала проблему, вопрос о рентабельности Советского Союза. По их мнению, Советский Союз был нерентабельным, и его нужно было распускать.

Госбезопасность работала на расчленение Советского Союза

Вся история с роспуском Советского Союза, с назначением Горбачёва, с назначением группы референтов, концепция самой перестройки — это концепция госбезопасности, концепция КГБ. Объединение Германии — это КГБ. Уничтожение Штази Восточной Германии, которое курировало безопасность, это комитетские работы. Уничтожение Чаушеску, роспуск Варшавского договора, создание народных фронтов во время перестройки по всем республикам — это всё работа Госбезопасности, которая работала на расчленение Советского Союза, найденного нерентабельным.

Я подозреваю, что и сегодня нынешняя Россия в силу ряда причин является для какого-то класса нерентабельной. Потому что огромная прослойка сегодняшнего населения — элитный класс — она является уже гражданами мира, а не гражданами России. И политика России путинской, связанная с политикой осаждённой крепости — она им вредна. Они хотят сбросить эту политику, сбросить эту структуру, эту систему. А сброс этой системы сопряжён с диффамацией, сопряжён с одной стороны — с провозглашением вот этого великого права, монархического элитного права, а другой стороны — с борьбой против элитного права. И вот две группировки. За одной стоит военно-промышленный комплекс, стоят путинские дипломаты, стоит ряд патриотических укладов очень сильных — они за сбережение, сохранение вот этой имперской традиции — путинской традиции, условно говоря. Другая же часть, которую олицетворяет собой Навальный, — она за роспуск этой системы. За роспуск этого авторитаризма, за роспуск централизма, за создание гибких полицентрических моделей политических. Что связано, конечно, с распадом сегодняшней оставшейся России. Вот эти две группировки сражаются с переменным успехом.

Шуточки Навального. «Третий тост — за Холокост»

Навальный, который взращивался на протяжении больше десятка лет — мы путь его знаем: от националиста. Он был русским националистом с его весёлой шуточкой «Третий тост — за Холокост». Навальный, который постепенно переходил в либеральную сферу. Навальный, который из либерального фрондёра постепенно становился крупным носителем информации, ньюсмейкером. Это взращивание его расследований, которое травмировало население, которое рождало в населении скептицизм по отношению государства, ненависть, недовольство.

Наступил момент, когда это недовольство — недовольство системой, недовольство Москвой, недовольство Путиным, недовольство этой новой имперской реальностью постсоветской — достигло того момента, когда решили резко усилить это давление. И всё, что было связано с Навальным… Например, отравление Навального, смертельное отравление Навального, убийство Навального. Это же чудовищно: крупнейший политик России был отравлен спецслужбами, был убит. А после этой «смерти» Навального произошло его воскрешение чудесное, восстание из гроба. Это чудо произошло… Произошло спасение… Значит, проведение не могло дать Навального в лапы смерти — оно спасло его. Навальный угоден Господу Богу. И, по существу, он возвращался в Россию уже с мученическим нимбом золотым на своей голове. Он возвращался чуть ли не как святой, как праведник. Теперь он сошёл сейчас на эшафот, на голгофу — с улыбкой, со своими сияющими голубыми глазами. Это делает его в глазах русского общества, которое всегда симпатизирует мученикам, кумиром.

«Это вопрос смертельной схватки, которая происходит в недрах моей родины»

Мы видим, что за Навальным уже стоят огромные группы населения, в том числе молодёжь, настроенная антипутински и антигосударственно. Молодёжь не имеет картины мира, в которой бы она хотела жить, а молодёжь хочет низвергнуть вот эту реальность, в которой ей худо, которая диффамирована, которую перечеркнул на их глазах Навальный. Поэтому эти события, которые сегодня произошли, это скорее схватка двух вот этих глубинных структур, которые боятся. И она вырвалась на поверхность таким внешним безобразием. И эта схватка будет продолжаться. Причём у Навального всё больше и больше преимуществ появляется. Он берёт своим разоблачением, благодаря этому дворцу, благодаря будущим разоблачениям. Он делает поведение власти, поведение государства, по существу, безвыходным. Что бы они сейчас не предпринимали — всё будет им во вред.

Общественное мнение мировое уже давно склонялось к тому, чтобы назвать Россию пиратским государством. Сейчас это фактически происходит на глазах. Последняя карикатура в Charlie Hebdo, где Путин показывается — его знаменитый голый торс, покрытый уголовными, камерными татуировками, это говорит о том, что концепция уголовного государства, то есть всемирного зла, эта концепция разработана. Я думаю, что произойдёт в ближайшее время нечто, что опять превратит сегодняшнюю Россию в глазах общественного мнения в «империю зла». При Байдене это очень возможно. Поэтому я отношусь к этим событиям трагически. Я не виню жестокий ОМОН, не виню сумасшедших молодых людей, которые вытаскивают туда своих детей. Это не вопрос честолюбия, это не вопрос этики, это не вопрос гармонии этих мероприятий. Это вопрос смертельной схватки, которая происходит в недрах моей родины, грозит моей родине распадом. Потому что я уже однажды видел этот распад. Я был свидетелем и участником этого распада. И это поразительная тавтология меня страшно пугает и огорчает. Я чувствую своё бессилие. Так я ощущаю эти события.

— На митинги в поддержку Навального вышло, по разным оценкам, от 4 000 до 40 000 человек в Москве. Это гораздо меньше, чем во время предыдущих массовых митингов. Кто пошёл митинговать, как вы считаете? Это маргиналы или в митингах была какая-то рациональная составляющая?

— Знаете, по открытым сведениям, фильм «о дворце» посмотрело около 80 миллионов человек. А сейчас уже, видимо, больше.

— Уже 96 миллионов.

— Я полагаю, что этот фильм произвёл разрушительное действие в той среде, которая была как бы лояльна Кремлю. И поэтому здесь неважно, сколько людей вышло на улицу и дралось, а важно — какое число посмотрело фильм, и как складывается вот это глубинное тёмное облако, в котором тонет сегодняшний Кремль. Это важно. Говорят, что на общественное мнение наплевать. Что с общественным мнением будет общаться Песков и будет своими краткими и не совсем вразумительными сентенциями управлять общественным сознанием. Это неверно. Общественное сознание потом порождает социальные реальные всплески. И то, что на демонстрации вышло сравнительно небольшое количество молодых людей, это ничего не значит. Нужно понять, какое количество людей им симпатизировало.

Потому что после 93-го года эту реальную уличную оппозицию расстреляли из танков. Эти танковые удары нанесли огромные вмятины в сознание оппозиционных слоёв. Не только патриотических, но и либеральных слоёв. И наше общественное мнение живёт с этими огромными вмятинами от танковых болванок. И это сковывает уличную активность. В Белоруссии этих танковых ударов не было. А в России эти танковые удары были. И они деформировали социальное, открытое поведение людей. Но недовольство глубинное, глухое, мрачное, связанное с нигилизмом — с тотальным отрицанием, что самое страшное — это недовольство растёт.

— К слову, о фильме про «дворец Путина». Сначала Песков никак не реагировал. Сказал, что всё это бред и вздор. Теперь реакция изменилась: Путин сам ответил на вопрос студента. Вряд ли это было не согласовано. Потом ФСБ дала ответ о бесполётной и охраняемой зоне возле дворца. Как вы считаете, у Кремля появляется осознание того, что ситуация становится реально опасной?

— Я думаю, что в Кремле сидят не болваны… А может быть, и болваны… Потому что тот пиар, который обеспечивается президенту и самой идее нашей имперской реальности, он бывает иногда просто ужасен, он примитивен. Такое ощущение, что его делали просто наймиты, а не те, которые сердцем чувствуют необходимость. Это особые художники, такие особые «тупейные художники» по Лескову, которые гримируют умирающего или умершего человека. Поэтому те ответы власти, Пескова, которые разнятся, противоречат друг другу, все эти последние пиары со студенческими беседами Путина — они все грешат прорывами, проколами, они неумелы. И поэтому я думаю, что власть понимает весь драматизм происходящего. И у сегодняшней власти нет реального ответа. Он должен быть — этот ответ, но его нет. Я полагаю, что для власти нужно немедленно сформулировать реальную русскую доктрину. Ту доктрину, к которой стремится российское государство, а не доктрину, которая оформляет сегодняшнее чудовищное положение в социуме российском.

И эта новая сформулированная доктрина, которая прозвучит из уст президента, из уст власти, она должна убедить сегодняшнее наше население, сегодняшнее поколение в том, что государство готово двигаться в этом направлении. Не готово скреплять этот статус-кво навечно и оформлять каким-то дурацким пиаром.

— Буквально накануне Байден и Путин поговорили по телефону. С одной стороны, появились какие-то целесообразные, вроде, действия со стороны американцев: они хотят продлить СНВ-3. Но с другой стороны, Байден якобы намекнул, мол, мы Украину вам не отдадим. Какими будут отношения двух лидеров?

— Мы ничего не знаем об этой беседе. Это закрытая беседа. Из неё делали утечки в той степени, в какой эти утечки могли быть выгодны для контроля общественного сознания. Уже общим местом является то, что приход Байдена в Белый дом должен обострить отношения Америки и России. Что пришли такие непримиримые, условно говоря, русофобы. Которые ставят своей целью понижение уровня конфронтации с Россией за счёт ослабления России. Всё, что будет говориться в ближайшее время о перезагрузке, о перестройке, не будет означать уничтожение России, а будет означать ослабление её. Ослабление её авторитета в мире, ослабление экономки, ослабление российского централизма. И мне кажется, что историю с Навальным нужно рассматривать именно в этом контексте.

При Трампе было легче, потому что во многом Трамп, его генезис и философия — были построены на конфронтации с этой неолиберальной Америкой. Неолиберальная, глобалистская Америка… Ей Трамп нанёс удар, и очень удачно. Он склонялся к национализму американскому. Теперь этот национализм провалился, и глобализм американский будет в ещё большей степени демонстрироваться в период Байдена. Американская идея «Град на холме», то есть «Крепость на холме», идея доминирования во всём мире, глубинно противоречит русской мечте, русской идее, которая формулируется как «Храм на холме».

Александр Проханов

Подробнее: http://antifashist.online/item/aleksandr-prohanov-sluchaj-s-navalnym-eto-rezultat-ostrejshego-konflikta-v-specsluzhbah.html#ixzz6lOTizXo5

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние статьи